Nacura


Итак... Я закончил перечитывание всех книг Крапивина, которые нашел у себя дома. И завершил это дело вот этим сборником, купленным мне еще в 5 классе. Так как эта книга мне очень дорога, я решил написать немного о впечатлениях от каждой истории в ней. Все произведения Крапивина для меня похожи, но в каждом есть что-то особенное, с чем ассоциируется книга.

Дырчатая луна. Герои особых эмоций не вызывали, но Ашотика мне все равно было жаль. Немного. Солнечные кузнечики - чудо. Я бы хотел такого хоть и не люблю насекомых. Особенно мне Велька понравился. Я за него так переживал, хорошо, что все обошлось. Да и вообще, в целом от книги впечатление такое... солнечное. Хотя Ашотик его слегка погасил. У Крапивина я никогда не видел в книгах полной радости или полной печали, всегда что-то среднее. Что-то хорошее, но рядом - что-то плохое. И наоборот.

Самолет по имени Сережка. Моя самая любимая книга Крапивина. Между главными героями такие трогательные отношения. Сережка такой заботливый, ласковый, веселый... А Клим иногда ведет себя по-свински, но тоже в целом хороший. На нас с братиком похоже иногда. Наверное, из-за таких вот параллелей эта книга и стала моей любимой. Я не разбираюсь в самолетах, но читал о полетах с удовольствием. Хотя больше мне нравились будни друзей и их отношения. А кульминация книги - исцеление Клима, - всегда была моим любимым моментом.

Лето кончится нескоро. Рыбка в груди у Шурки. Расстрелянный щенок. Женькины косы до колен. Попытка убийства. "Шурчик-жмурчик, будешь как огурчик..." Вся эта книга для меня - набор ярких стоп-кадров. И таким же стоп-кадром является неожиданная смерть главного героя в конце книги. Совершенно внезапная. Ощущения... нестандартные. Но книгу хочется перечитывать снова.

Взрыв генерального штаба. Война в произведениях Крапивина обычно гремит либо в прошлом, либо в отдаленных местах. А здесь она совсем рядом, и главные герои напрямую с ней связаны. Первая мысль после прочтения: "какие же сволочи те, кто устраивают войны ради своей выгоды".

@темы: книги, в моей голове